Дневник юного фаталиста: записки четвертые

Я родился добрым и честным ребенком, полным сил и сердечных благ.  Я был открыт для всех (отныне только для бумаги и ручки)….
Но что вышло? Вышло больно очень, вышло отвратно  и подло. Я любил, и надо мной насмехались (не надо жалости – это хуже всего). Сначала просто общество (начальные классы школы получились ужасом и комедией, вспоминать которые стыдно), затем семья, а после неудачные опыты любви и дружбы. Но вот что за чудо? Сколько бы меня не били, не плевали мне в лицо, не кусали мне сердце – в моей душе остается тот свет, данный с рождения. Этот маленький огонек как бы обходит все эти дожди и усмехается уже им в лицо. Во мне живет злоба и ненависть – а этот огонек сжигает их, стоит мельком мне увидеть в мире добро.
Потому я прощаю всех и ненавижу себя. Огонек тот принимает чужие невзгоды, понимает их… Но не прощает мне моей естественной злобы, моей истерики. И в результате борьбы меж огоньком и злобой я ненавижу себя, рвусь на куски, истощаю все силы, ничего толком не делая.
И самое интересное – именно этот огонек повинен во всех моих проблемах. Моя доброта убьет меня. Я вечно забываюсь и начинаю лезть со своей любовью к убийцам, шлюхам и наркоторговцам.

***

«Конечно ты умница и молодец», говорю я и подношу ножичек к горлышку.

***

Какой же ужасный и прекрасный мир. Птичку током убило. Другую трамвай придавил. А хорошо пели…

***

Меня злым называют и грубым.
Я регулярно подаю денег больным и бедным. Всегда помогаю тем, кто нуждается.
Почему же я злой для всех и грубый? Правда.
Видя прелюбодейку, я говорю, «бл*дь». Прелюбодейка считает меня злым и грубым. А что грубого в правде может быть?

Все говорят, что я «тяжелый» человек. Меж тем никто не пытался легким меня сделать, кроме одной девы. Да и та сразу руки свои убрала – там нужна была жертва. Люди не любят жертв.

***

Уродство дало мне мысли.
Теперь я думаю и избавляюсь от уродства.
Но за «подарок» уродства Богом и природой я благодарен.
Так бы вырос в ублюдка, не знающего цену нежности и настоящей любви. Не знающего, как люди бывает мерзки внизу, посрамляя тебя за лицо, и как они велики сверху, игнорируя твое лицо.
Уродство – мучительный дар, который раскрылся мышлением, что в свою очередь раскроется вскоре мудростью.

***

Жизнь – это качели. Вжих, вжих.
Вверх – вниз, вверх- вниз….
До самой смерти…
А потом смерть – упал с качелей…
Последний раз вверх-вниз и…смерть.

***

Сижу на качелях, качаюсь. Вжих, вжих. Вверх-вниз, вверх-вниз. Рядом её окно. Мучительно ищу там взгляда.
Грязь приятно чавкает под ногами. Грязь лежит не кашей, а просто липнет…
Дышу холодным майским летом. Сам в пальто.
Вокруг всё пасмурно и свежо. Даже грязь. Ветер синий, несильный. Неба нет, только тучи. Я болею: в горле отек, в носу сопли, голова сжимается при дуновении природы. Всё равно счастлив. Хоть и мучаюсь очень сильно без неё.
Вжих, вжих…Вверх-вниз.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});