Автостоп, каучсёрфинг и поэзия

20 июня в ЦСИ «Облака» состоится творческая встреча с поэтом Алексеем Федяевым, путешествующим по России на попутках.

«Авто(р)стопщик» – так называет себя захватывающий российскую известность «блогер-поэт-путешественник» Алексей Федяев, «пузитивный импузантный мужчина с активной жизненной пузицией».

500-60d3279fdc8f5fb075055e1e844e2e2b
Что же из себя представляет этот добрый человек? Будем откровенны, стихи, которые мы изучили в свободном доступе, не тянут на шедевр мировой поэзии. Это располагающий к себе парень из подмосковья, у которого за спиной дорожный рюкзак, молодость, харизма, нестандартные эксперименты в подаче собственного «я» в сочетании  с «утонченностью поэта», стендапера и путешественника.

Будучи призером нашумевшего в тихих коридорах поэтического телепроекта «Бабушка Пушкина», он ездит автостопом по стране, знакомится с людьми, изучает города и рассказывает  иронично-экзистенциальные истории из своих приключений.

В 2016 году Алексей едет на попутках через всю Россию, от Москвы до острова Сахалин. 5 месяцев, 40 городов, 16 000 км пути, 7 часовых поясов, сотни водителей, вписок, зрителей и новых историй. Уфа — одиннадцатый пункт его маршрута.

«<…> Я просто хочу через какое-то время иметь возможность утверждать, что у меня есть по одному другу на каждый квадратный километр моей страны»,  объясняет нам смысл необычной затеи Алексей.

Что ж, отдаём символические 250р и приходит в 19:00 в ЦСИ «Облака»  ( Бакалинская, 3)

И – информация Т — творчество

Зачем стоит пойти?

По опыту других городов, выступление должно быть разделено на три части.
1) Стихи, рассказы, истории, рассуждения вне рифм, знакомство с публикой. Рассказы о своей жизни и о жизни в целом, о том, что он увидел в других городах и что хочет посмотреть в этом. Здесь речь идёт как правило не о банальных «природа-достопримечательности», а о жизни скрытой – особые слова и фразочки, граффити на стенах, уличное искусство, случайно подслушанные разговоры в магазине. Все это становится частью выступления, живо рисует картины путешествий в другие города, за пределы вашего уютного мирка.
2) Stand-Up. Истории из жизни автостопщика. Истории не связанные между собой на первый взгляд, но интересные, ироничные и точные. Герои – обычные горожане: таксист, провинциал, чиновник, нелепый военный, несовершеннолетний ГИК.
Где-то на задворках провинции.

3) Стихи и только стихи. В основном поэзия Федяева – это шорты, двустишья, «пирожки».
Вот один из самых основных: «жертва образования или простите меня математики». Во время прочтения этого стихотворения в Перми к нему подошла выпившая учительница математики и ударила поэта микрофоном по голове.590444


Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов —
и ведь был же когда-то где-то кто-то, кому было не лень считать это. В
школе мы потратили уйму времени, чтобы всё это изучить,
в тот самый блаженный период, когда у девочек уже растёт, у мальчиков торчит и зудит.

Пятый этаж. Тридцатый кабинет.
Рядом с библиотекой,
где работала мама.
(За те десять лет
я почти стал калекой,
вечно таская там горы хлама.)
Идёт урок математики.
Идиот. Урод. Маразматики.
Слева — совсем дебилы.
Соседка по парте справа — милая
девочка Аня.
Алгебраичка — в первую очередь, женщина и только потом уже изверг образования.
Слово «синусоида» вызывает лёгкий смех.
«Многочлен» — вероятно, один из Людей Икс.
«Интеграл» — вообще прошедшего времени глагол.
Пройдёт ещё лет пять-шесть, прежде чем замятинские «Мы» поведают, что это за фрукт такой.

Пройдёт ещё лет пять-шесть, прежде чем поймёшь, что ни разу в жизни ещё не воспользовался тригонометрией
и вряд ли сделаешь это в ближайшее время.
Не знаю, случайно так вышло или намеренно,
но нас обучали совсем не тем наукам.
Ребятки теперь в двадцать лет сидят по айпадам и ноутбукам,
увлечённые исключительно собственным «луком».
Система образования с ними злую шутку сыграла —
лучшие годы жизни потрачены на изучение интеграла.

А необходимых полёта фантазии, искры творчества,
общения, экспериментов, опыта,
желания продать свою двушку в Отрадном,
чтоб сгонять до Луны и обратно;
на ундервуде сбацать такое соло,
или хотя бы на укулеле,
чтобы забыли его нескоро,
чтоб от восторга все охуели;
не быть равнодушным
и сдать литров крови столько,
чтобы хватило всем, кому нужно.
В общем, в поисках смысла тяги стремиться вдаль —
не прибавилось ни на грамм. Никто им её не дал.

Вот и выходит, что после школы, а часто и после университета,
в мозгу не остаётся ни то, ни это —
ни полезное, ни даже бесполезное.
А потом ведь сами себе соболезнуют
по случаю столь бессмысленной кончины молодости.

Поколение постарше сетует,
что в тринадцать теперь всё все умеют.
Распустилась, мол, молодёжь.
Кричать, что всё это ложь
я не буду. Я, может, секрет вам открою,
но лично я уже не в первой наблюдаю другое —
девочка в двадцать один год
даже не знает, как правильно целоваться в рот.
А разве не это одна из важнейших в жизни наук?

Я всему тебя научу, малыш, — я не зря поступал в педвуз.
Ты просто скажи себе: «Я ничего не стесняюсь, и я ничего не боюсь».
Мы посмотрим с тобой все фильмы и после — снимем свой.
Я напишу очень умную книгу, напишу для тебя одной.
Мы вместе остановим все войны,
твоим супом накормим голодных
и уедем жить к эскимосам или в Денвер, штат Колорадо.

Чтобы ты поняла, что только вот так и надо.

И была со мной рядом.
Голенькой.
Мне сил придаст вид твоего равнобедренного треугольника.

Ха! Гляди-ка! Метафора в стихотворении!
Ну, хоть на что-то сгодилась тригонометрия.

 

 

The following two tabs change content below.
Рина Радость

Рина Радость

Результат смешения кровей множества национальностей, не признающих свою причастность к произошедшему. Приняла православие, исповедует буддизм, косится на местную синагогу в надежде найти cчастье. Доверяет лишь тем, кто весит больше 104 кг и чей волосяной покров на теле превышает 57%. Дотошность, злобность, эрудированность и занудливую любовь к порядку сочетает с всеобъемлющей нежностью к миру и сентиментальностью одноногой портовой проститутки. Горе – от ума. Радость – от безумия.
Рина Радость

Рина Радость (Посмотреть все)

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});