Говорили: «Семён, будь готов к самому плохому. Потому что теперь всё может быть»

Минувшей весной только немой не осуждал спортсменов  причастных к скандалу с «Милдронатом». Безупречно разбирающаяся во всём общественность, как это чаще всего бывает, сочла гражданским долгом в очередной раз упрекнуть неидеальную спортивную систему, попутно смешав с грязью имена спортсменов и всех, кто казался причастным к этому скандалу. Без разбора.

От себя лишь могу сказать, что у любого из спортсменов в истории с общим диагнозом «допинг» — своя история. Несмотря на то, что обвинения были едины — каждый пришёл к этому своим путём. А то, в каком виде можно получать информацию, лично для меня, навсегда останется показательной ситуацией.

Современный профессиональный спорт — спорт больших и исторических достижений, где каждый новый рекорд не сразу поддаётся полному осмыслению (медали Фелпса совсем недавно обновили рекорд на тысячелетий). Высокие результаты — следствие предельных нагрузок, которые в современном спорте невозможны без присутствия фармакологии. На молоке и мясе невозможно ехать круг хоккейной коробки со скоростью 60 км/ч и ставить мировые рекорды. Несмотря на полное отсутствие даже малейших знаний в области фармакологии, где есть различия между допингом и запрещёнными препаратами, мало кто посчитал необходимым разобраться в нюансах. А ведь стоило бы. Хотя бы, чтобы не выглядеть глупо.



— Как ты сам описываешь ситуацию с Мельдонием? Что для тебя это спустя полгода? Как теперь называешь и воспринимаешь эту ситуацию?

— Если одной фразой — очень хороший жизненный опыт.

— Какие выводы последовали из этой ситуации?

— Всё, что с нами случается — случается не просто так. Наверное, это произошло, чтобы я понял некоторые вещи, которые долго и упорно отказывался замечать. В одном я уверен точно. Эта ситуация сделала меня и мою семью только сильнее. И как это часто случается, показала, кто действительно будет рядом и поддержит в трудную минуту.

— Какой была первая реакция?

— Слёзы. Мужские скупые слёзы и полное непонимание происходящего. Как? Почему? Из-за чего? Я ничего не понимал, а вопросов было очень много.

— Как морально перенёс этот скандал? Чем отвлекал себя на время отстранения от тренировок?

— Первые три недели оказались самые сложные, потому что я ежедневно по несколько часов общался с представителями СКР (Союз Конькобежцев России). Обсуждали, как всё произошло. Отматывали время, события, ситуации, чтобы попытаться вспомнить, где и с чем попал мельдоний в организм. Может не уследил или забыл. Не было ни дня, чтобы я не думал об этом. Мысли постоянно крутились в голове. Затем приехал мой тренер (Максимов А.И.) и сказал, что необходимо отпустить эту ситуацию, если я хочу в дальнейшем полноценно продолжить спортивную карьеру. Забыть. Несмотря на то, что я не знал, как решится ситуация и каким будет окончательное решение.

Благодаря ему, жене, семье, взял себя в руки и начал готовиться. Правда, совсем не знал к чему. Подвешенное состояние — крайне неприятное. Трудно готовиться к новому сезону, когда не знаешь через сколько он настанет. А дальше всё сложилось так, как всем известно (через три месяца после обвинения спортсмена оправдали).

— Морально готовил себя, что могут дисквалифицировать на максимальный срок (4 года)?

— Да. Окружающие меня люди готовили к худшему. Говорили: «Семён, будь готов к самому плохому. Потому что теперь всё может быть». Ну, я и готовил себя ко всякому. Единственная уверенность, которая у меня была на тот момент — я вернусь. Независимо от срока дисквалификации.


Картинки по запросу семён елистратов шорт-трек


— Обсуждая проблему мельдония, часто ссылались на халатное отношение врачей. Можно ли списать ситуацию на какую-то ошибку или случайность?

— Ни в коем случае этого делать нельзя. Тем более, допускать, что это оплошность докторов. Для всех спортсменов препараты выдаются очень строго, а в некоторых случаях даже индивидуально. Меня часто спрашивают об этом, но я не имею даже малейшего представления, как это произошло на самом деле.

— С чем может быть связано большое количество спортсменов пойманных на милдронате? Зачем профессиональные спортсмены, полностью понимая, что их будут проверять, и зная, что ожидает в случае выявления допинга, могут принимать запрещённые препараты?

— Что касается допинга, то здесь, как мне кажется, надо быть крайне глупым и нечестным спортсменом. В первую очередь не к себе, а к окружающим людям и конкурентам. Я не знаю почему выяснилось так много спортсменов. Политизировать не хотелось бы. Это не моё дело. Моё дело показывать результат и выкладываться на тренировках и соревнованиях. До сих пор осталось очень много вопросов, на которые, к сожалению, не так много ответов как хотелось бы.

— С кем-то из участников скандала поддерживал отношения?

— Да. Общался с ребятами с нашего союза конькобежцев,  Пашей Кулижниковым и Екатериной Константиновой. Каждый из ребят переживал по-своему, но все — сильно.

— Насколько большим было внимание со стороны СМИ?

— Первое время, когда в прессу попала информация, что у нас в анализах обнаружен милдронат — был просто взрыв. Бомба. Вообще, эта ситуация в очередной раз навела меня на мысль, что для прессы более важен «околоспорт», нежели сами спортивные достижения. Просто потому, что выигрывая олимпийские соревнования, чемпионат мира, чемпионат Европы, устанавливая мировой рекорд — такого интереса к результатам даже близко не было.

— Как теперь относишься к возможному вниманию прессы? Открыт к общению?

— Я был открыт к общению. И остаюсь по сей день. Несмотря ни на что. И если ко мне обращаются с вопросом о беседе, то я стараюсь не отказывать. Единственный момент — не люблю давать интервью во время соревнований. Голова занята мыслями о старте. Я настраиваюсь и готовлюсь.

— Следил за реакцией болельщиков?

— Первое время я следил.  Обидно, конечно, что в нашей стране, люди не особо разобравшись в ситуации, начинают писать абсолютную ересь. Большинство сразу поливают грязью. Хотелось бы это списать на недостаток информации. Были и поддерживающие люди, и те, кто, мягко говоря, нелестно отзывался. Но потом отстранился от этого и сосредоточился на подготовке.

— Как отнеслись ребята по команде на публичное заявление, что это мог быть кто-то из них?

— После того, как ситуация разрешилась и меня вернули в строй, я собрал команду и объяснил причину сказанного. Думаю, что это останется между мной и командой. Я объяснил точку зрения и почему пришёл к такой мысли. Кто-то понял, а кто-то не оценил и отреагировал негативно. Это их выбор, их право. Единственное, что я говорю: «не дай Бог оказаться в такой ситуации, в которой оказались мы» (Павел Кулижников и Екатерина Константинова). А так, с ребятами общаюсь хорошо, нахожусь в нормальных рабочих отношениях.

— Пауза сказалась на физической форме, чтобы в оптимальном состоянии начать предсезонный сбор?

— На физической форме, пожалуй, нет. Больше сказалось психологически. Первые пару месяцев тяжело втягивался. Думал. Мысли не отпускали и я продолжал думать об этой ситуации. Сейчас уже всё нормально. Втянулся.


2d1252cffb6693a9a2c57ca25fb41eb355043cb552e7f967219639


— Как отреагировал на смену тренерского штаба?

— Дело спортсмена — в первую очередь тренироваться и прилагать максимальные усилия для победы. Я, как спортсмен сборной России, должен показывать результат при любом тренере. Делал это раньше, и буду стараться продолжать.

— Перед золотым чемпионатом мира в 2015-ом, были проблемы со здоровьем. В 2016-ом, установив мировой рекорд на пике формы, помешал этот скандал. Можно ли назвать турнир невезучим?

— К таким вещам у меня отношение неизменное. Всё, что случается, случается не просто так. Хочется верить, что это отсрочка перед чем-то бóльшим. Чтобы я стал сильнее и смог забраться на высшую ступень, чем чемпионат мира. Может у меня такие ситуации забирают одно, чтобы восполнить в другом. Я бы не сказал, что чемпионат мира для меня злополучный. Так складывается жизнь и моя карьера.

— Следил за летней олимпиадой? 

— Да, в свободное от тренировочных сборов время старался следить за всеми результатами и поддерживать ребят.

— Кого-то индивидуально поддерживал?

— Очень переживал за уфимского фехтовальщика Артура Ахматхузина. Специально встал раньше, чтобы посмотреть финальную схватку. Ребята проигрывали 9 очков французам, но потом вытащили и выиграли. Я видел эмоции, как он радовался. Впечатляюще! Знаю, что незадолго до игр у него родился сын, думаю, что сейчас он счастлив. Желаю сил и здоровья ему.

— Что можешь сказать по поводу легкой атлетики и отстранения спортсменов от Олимпиады?

Что касается легкой атлетики, то даже не знаю, как прокомментировать. Всех внутренних дел я не знаю, но за ребят переживал. Человек готовится всю жизнь, и таким образом и способом убрать ребят. Даже не представляю. Неправильно лишать кого-то олимпиады. Для некоторых спортсменов она ведь могла стать последней. Переживаю по-человечески и по-спортивному сочувствую. Когда спорту отдаёшь всё, строишь карьеру, а потом безо всяких веских причин, доказательств, оснований, тебя лишают какого-то шанса. Это неправильно.


Картинки по запросу семён елистратов шорт-трек


— Как можешь прокомментировать ситуации, подобные случаю с Дарьей Клишиной? Если спортсмены из-за подобных неурядиц готовы выступать под нейтральным флагом, или рассматривают варианты смены гражданства?

— У этой медали две стороны: с одной — патриотизм, чувство любви к Родине, а с другой — спортивные результаты. Выбирая между ними нужно много-много и тщательно подумать. Таких спортсменов тоже можно понять. Люди готовятся к этому с детства. Они ограничивают себя во многих благах. Эти моменты невидны другим. Мы находимся вдали от дома, гораздо меньше времени проводим с родными и близкими. Самый простой и доступный пример — пример на  себе: 31-го декабря мы с командой проводим тренировки. 1-го января — мы тренируемся. И это не жалоба, это наш выбор, но такие моменты можно и, как мне кажется, нужно учитывать.

— То есть можно остаться истинным патриотом, выступая под другим флагом?

— Это сложная ситуация, которую, к сожалению, в России далеко не все поймут. Чаще всего просто закидают камнями. Это очень тяжело, но если идти к своей намеченной цели, идти к ней несмотря ни на что, то победа останется за тобой под любым флагом.

— Как прокомментируешь недопуск паралимпийцев?

—  Всё, что могу сказать — это бесчеловечно. Отнять мечту у людей с ограниченными возможностями? Я такого не понимаю. Это просто до слёз. Как это сказать ещё? Люди готовятся к главному событию спортивной карьеры несмотря на сложности, а потом сталкиваются с тем, что их останавливают на пути к долгожданному событию потому, что кто-то и где-то так решил. Мне кажется, так не должно быть.

The following two tabs change content below.
Хески

Хески

Человек с чувством юмора из «Ашана» и большой, любовью, к, запятым. В возрасте 16 лет ушёл в Интернет и не вернулся. Рождён в международный день человека с синдромом Дауна, что иногда может служить объяснением глупых или неудачных текстов.
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});