Что такое постановка Doc.Top?

Это не зарисовки из жизни врача, это…

У режиссёра Ильшата Мухутдинова есть несомненное, на мой взгляд, достоинство – ломать внешние рамки пьесы в любом случае. То есть понимать фразу «театр – это условность» настолько, насколько это требуется для успешной эксплуатации данной модели. Другое дело, что решения, продиктованные таким отношением к драматургическому материалу, порой граничат с абсурдом, но режиссёр сохраняет голову и превращать пьесу в фарс себе не позволяет. Тут-с вам не Беккет, господа!

Продираться сквозь внешний текст «Doc.Topа» непросто, хотя бы потому, что пьеса написана в стиле жизненных зарисовок из практики среднего российского врача. И вот именно здесь следует искать суть.

Герой спектакля, которому приходится то и дело совершать вещи на грани хирургических чудес – не гений медицины, а самый обыкновенный российский хирург, которому многие вещи порой делать приходится просто «тыкая пальцем в небо». One of us, господа.  И когда количество безумных травм, с которыми приходится сталкиваться герою, уже давно переросло в качество, до зрителя окончательно «доходит» – а это не из ряда вон, это, братец, рутина. Такая вот русская врачебная рутина. Заслуга ли это первоосновы, то есть самой пьесы? Безусловно, не было бы такой основы, не было бы и спектакля. Но только приём, которым пользуется режиссёр, и позволяет проникнуть жёсткому, хроникальному тексту пьесы в умы зрителя.

На протяжении всей постановки то тут, то там зритель смеялся. Смеялся взахлёб, так, что хотелось хохотать вместе с ним, но «прочитывая» текст пьесы из уст актёров, срезая то, что видел перед, становилось ясно – смеётся он над вещами достаточно страшными. И вся постановка, сделанная на стыке жанров трагикомедии и хроники, приправленная абсурдистскими решениями, показывает через смех то, что пугало бы нас. А выбери  режиссёр решение натурализма, так пришлось бы зрителя вообще от пола отскребать.

Если рассматривать структуру этой постановки, то справедливо сказать, что Doc.Top – это пьеса органики одного актёра и игры труппы. Нет, боже упаси вас подумать, что Артём Самигуллин свою роль не проживает. Но его существование в рамках этой драматургической вселенной – это некий цикличный и закономерный рост, финалом которого и становится «в преферанс играешь?», когда наш герой уже вполне себе закореневший, достаточно толстокожий хирург, готовый, пожалуй, ко всему. И около-хореографические решения, пластика персонажей, которые, за одним исключением, выполняют роль фона, антуража и воплощённых в людях предлагаемых обстоятельств, всё в совокупности, создаёт ощущение, что главный герой по истории своей «плывёт», то и дело просто подчиняясь новым условиям существования. А ведь это ощущение обманчиво. Нам тут, вообще то, историю рассказывают, притом сквозь боль и немного гордость.

Есть в русской литературе два, помимо прочих, великолепных примера «врачебной» художественной литературы. Чехов и Булгаков. И да, ощущение что Doc.Top – это стилизованное хроникёрство со свойственной Михаилу Афанасьевичу простотой и даже, простите, расхлябанностью, не покидает до последней сцены. Но достоинство постановки в том, что похожесть эта не позволяет обвинить в заимствовании. То бишь при прочтении пьесы это заметно, а вот в случае с постановкой – нет.

Следует сказать, что постановка отличается весьма оригинальной сценографией, при этом условность каждого элемента существует по своим законам – актёр условен потому, что является и участником, и рассказчиком. Реквизит потому, что отношения к реальности имеет мало. Театр – понятие условное.

Что касается актёров, тот тут органика  имеет свою, достаточно интересную, специфику. Есть в голосе главного героя Артема Самигуллина и ярость, и жизнь, и вера в быт врача. Но что выделяется особенно, так это всё та же условность, в которую актёр вливается, предлагая зрителю забыть о реальности. Настолько зрителю становится понятен врач и его нелёгкое дело, что к концу постановки чувствуешь уже и усталость от рутины героя, и цинизм, которым он обрастает, и ощущаешь, что на его лбу точно появились ранние морщины, а волосы испещрила седина.

Что же такое Doc.Top, если отбросить всё наносное и отказаться от попыток определить жанр постановки (что в данном случае вообще нам мало что даёт, если быть до конца честными перед собой)?

У одного великого поэта есть такая строка: «…гениальность выживать!», которой он определяет положение жителя России в современности. Так вот, важнейшим аспектом для понимания Doc.Topа является осознание того, что постановка эта – локальный срез с абсолютно локального бытия,  и в случае с Doc.Тором достаточно нелестная для факта искусства фраза: «Жизненно!» становится, чуть ли не канвой, основным смыслом как цели-месседжа, так и средств, с помощью которых воплощается на сцене то, что забывается в реальной жизни.

 

Текст — Рустам Габбасов

Фото и отрывки из видео — Рустем Гайсин

The following two tabs change content below.
Рустам Нерустам

Рустам Нерустам

Запечатлил на плёнке дух сахарного тростника - с тех пор не дышит по ночам. Однажды встал с дивана - получился танец. Любит что-то организовывать с закрытыми глазами. Молчит как бог.
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});