Поколение на росстани

 Время стремительно и беспощадно. Оно ломает гармонию человеческой жизни, лишая ее абсолютного покоя. Жизнь — это бег громко тикающих часов, тихое биение человеческого сердца. Бег — беспощадная экзистенциальная гонка, процесс преодоления самого себя…

Эти мысли возникают не столько после прочтения пьесы «Бежать» актера и драматурга из Екатеринбурга Валерия Шергина, ученика Николая Коляды, сколько после просмотра искрометной постановки выпускника УГИИ им. З. Исмагилова, одного из главных участников проекта “the ТЕАТР”, Руслана Абрарова, чей спектакль вот уже год идет на разных уфимских сценах. Первоначально, местом действия была площадка MusicHall27, которую не так давно сменил «Клуб XI» в развлекательном комплексе «Огни Уфы». Осуществить свой замысел режиссеру помогла молодая музыкальная команда «Мистил», исполнившая композиции известной американской рок-группы «Nirvana».

За год своего существования спектакль стал участником нескольких фестивалей в 2016 году: международный театральный фестиваль современной драматургии «Коляда-Рlays» в Екатеринбурге, Форум независимых театров «Гоголь-центра» в Москве, театральный фестиваль «Ремесло» в Казани. Показы за пределами Республики способствовали переосмыслению некоторых деталей спектакля, обусловили четкость режиссёрского высказывания.

Пьеса В. Шергина рассказывает о молодых людях, которые стремятся не столько испытать, сколько успеть. Успеть почувствовать вкус жизни, исчерпать дары щедрой молодости, окунуться в гущу чувств, наконец, реализовать себя и отдать всю накопленную в избытке любовь. Только кому или чему ее отдавать? Вопрос, на который герои пытаются отыскать исчерпывающий ответ. Перекрестки мотивов и сюжетных линий лишили пьесу целостной структуры. Однако режиссер сумел подобрать к ней особый ключ в виде музыкальной формы, на которую как бы непреднамеренно намекает сама ритмическая организация текста, исчезающая ближе к середине пьесы.

Соединение пьесы В. Шергина с жанром рок-баллады и музыкой группы «Nirvana» символично. Вдохновляясь жизнетворчеством вокалиста и гитариста Курта Кобейна («Nirvana»), режиссер вместе с артистами переплетает идеи его творчества и трагическую судьбу с надломленной жизнью героев: неопределившийся музыкант Макс (Максим – Никита Калмыков), свободолюбивая и харизматичная певица Стю (Настя – Тамара Адамова) и целеустремленный фотограф с нетрадиционной ориентацией Кэт (Катя – Анастасия Гайнанова). Развитие образов совершается в рамках маленькой «полу романтической» фабулы: Макс влюбляется в Стю, из-за которой позже совершает убийство ее подруги Кэт, усмотревшей в Стю потенциальную «подругу жизни».

Текстовая партитура органично соединяется с музыкальным сопровождением, организовывающим ритм речи, создает энергетически накаленную атмосферу. Образно-смысловой ряд спектакля целиком подчиняется способности актера четко подавать интонационно выстроенный драматургический материал. Каждое слово и эмоция насквозь пропитана лирически-экспрессивной музыкой, обретающей значение дополнительного текста. Но если ранее долгие монологи под однообразную музыку затрудняли объективное восприятие постановки, то теперь спектакль обретает динамику благодаря насыщенному сценическому действию и прямому, непосредственному вовлечению зрителя в настоящие события «спектакля-концерта». Так, один из исполнителей вызывает зрителей танцевать под пылкие выкрики со сцены другого артиста.

Режиссер помещает действие пьесы в свободное пространство, где музыка — это страсть, образ жизни, мощный импульс к постоянному движению. Любовный жанр баллады в сочетании с жестким, гранжевым роком обретает черты лирично-меланхоличные, попадая в такт нестабильному настроению героев и в нерв буйного, но уже уставшего от жизни подросткового поколения, к которому, кстати сказать, и направлен главный посыл спектакля. В витальности и раскованности брутальных, не ограниченных социальными нормами героев музыка раскрывает их беззащитную хрупкость и душевную открытость миру, поражающему и в то же время пугающему своей необъятностью.

Они безотчетно отдаются безбрежной стихии свободы, приводящей в конечном итоге к трагической смерти каждого. Жизнелюбивые герои, в чьих жилах бушует деструктивная сила, оказываются совершенно одиноки, не поняты и потому безмерно слабы. Это характерно и для так называемого «поколения X» в годы популярности группы «Nirvana» в Америке, которое было готово к большим переменам и целеустремленно двигалось вперед, боролось за равноправие полов, искало средства самовыражения в период нестабильной социальной обстановки. Видимые противоречия провоцировали депрессивные настроения и внутренние разлады. Смерть К. Кобейна стала чем-то вроде последнего камертона «эпохи» «поколения Х» и ее завершением. Для героев спектакля «Бежать» он так же явился кумиром, печальному примеру которого не последовала разве что только Кэт. Смерть Макса, Стю и Кэт в столь молодом возрасте есть трагическая безысходность тех, кто избрал для себя путь по ветхому мосту. Разлад с реальностью заводит механизм самоуничтожения – погоня за жизнью истощает все силы, герои сгорают от невозможности охватить все желаемое и значимое для них.

Поступками героев движет любовь, не знающая пределов и запретов. Потому Кэт, открыто заявляя публике о своей симпатии к девушкам, платит за вызов человеческим нормам смертью в подворотне родного города. Потому Стю кончает жизнь самоубийством, осознав ошибки, на которые ее толкнул собственный эгоизм. Потому Макс решает последний раз «бежать» из тюрьмы, чтобы увидеться с Стю там, «наверху». Три актера играют по правилам не только драматическим: они пытаются пробиться к сознанию современного зрителя, дать свое внутреннее ощущение времени и отношение к реальности, в которой формируется и существует личность юного человека.

Композиционной перестройки режиссер практически не допускает. Спектакль закольцовывается монологом Макса о «блуждающих пулях», лейтмотивом, олицетворяющим непредсказуемость судьбы. Столкнувшись с ней, герои понимают, что выбора нет – остается бежать навстречу поражению. И в этой фаталистической борьбе героев ощущается что-то родственное самим артистам. Громкая музыка, оглушительные монологи и экспрессивная пластика – все совершается на пределе эмоций, в малейшем шаге от пропасти.

Вопрос принятия чьих-то жизненных взглядов занимает серьезное место в спектакле. И дело здесь не в том, что сам автор пьесы затрагивает острые дискуссии на «полоролевые» темы. Само понятие любви в устах героев приобретает широкое значение и включает в себя такие аспекты, как свобода выбора, независимость и суверенность личностных прав. Но то, что приходится по нраву Стю, выводит из равновесия Макса. Настоящие чувства взрывают внутренний мир героев, облачая перед ними наготу действительности.  Убийство, совершенное Максом может оправдать лишь одно – сущность его яростной ненависти к Кэт питалась любовью к Стю.

Все герои бегут навстречу огромному потоку жизни, желая навсегда слиться с ним. Мотив дороги переплетается с внутренним побегом героев от обыденности и пустоты, которая разрушает их «идеальный» мир, исключающий все запреты. Молодость, красота и талант оказываются недостаточны для целостности и реализованности собственной личности. Макс, борясь за любовь, приходит к расколотому сознанию, он буквально перестает ощущать самого себя в рамках мира. Стю, вырвавшись, словно неистовый зверь из объятий холодного и пустого города, пытается убедить тот же мир в своей способности любить, но пройденный ею опыт внушает страх перед будущим. А вот героиня Анастасии Гайнановой, ироничная, сильная, девушка с уверенной жизненной позицией, вынуждена бежать по-настоящему, дабы спасти себя от физического уничтожения. Любовный треугольник превращается в замкнутый вращающийся круг, в котором все бегут не только друг от друга, но и от самих себя.

Бег, порождаемый безысходностью, неминуемо сливается с человеческой сущностью. Прервать его становится практически невозможно в тот момент, когда все обращается против тебя. И только чувства, нерастраченные, томящиеся и острые чувства – единственное, что еще способно давать волю истинному «Я».

 

Автор текста- Екатерина Эделева

Фотограф — Рустам Имамов

The following two tabs change content below.
Рустам Нерустам

Рустам Нерустам

Запечатлил на плёнке дух сахарного тростника - с тех пор не дышит по ночам. Однажды встал с дивана - получился танец. Любит что-то организовывать с закрытыми глазами. Молчит как бог.
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});