Хроники разбитого поколения

Субкультура для тех, у кого бьётся сердце

На дворе 2018 год, и мы вынуждены констатировать пусть очевидный, но оттого не менее страшный факт: субкультур больше нет. Сейчас никто не ходит по улицам с длинной челкой пронзительно-малинового цвета, не кричит: «Панки хой!» и не посещает унылые аниме-фестивали. Миллениалы коллективно переболели этой холерой ещё в далёком 2007, и теперь вряд ли заразятся ею снова. И пока в застенках пыльных барбершопов доживают свой век последние российские хипстеры, давайте ненадолго перенесёмся в солнечную Калифорнию — прямиком в пятидесятые года прошлого столетия. Это время расцвета одной из самых интересных и ярких субкультур в мире — битников.

Размытое понятие «битник» является причудливым симбиозом английского глагола beat («бить») и русского суффикса -ник (он был заимствован из названия знаменитого советского «Спутника-1»). Битник в широком понимании — представитель так называемого «разбитого поколения» пятидесятых — антисоциальных и  чудаковатых молодых людей, не желающих соответствовать общепринятым нормам и стандартам.

У истоков битничества стояла группа резонансных американских литераторов, в которую входили Джек Керуак, Уильям Берроуз, Аллен Гинзберг и Люсьен Карр. В своём творчестве они поднимали непопулярные и даже провокационные темы — например, писали о человеческом безумии, абсолютной свободе и поиске собственного «я». Кроме того, в произведениях битников (например, в романе Керуака «В дороге») перед читателем представала настоящая Америка пятидесятых годов со всеми её прелестями и недостатками. И она была совсем не такой, какой её показывали по телевизору. Вольные идеи писателей вдохновили огромное количество молодых людей, что и положило начало всему бит-движению.

Для того, чтобы проникнуть в глубины подсознания и постичь суть своих скрытых страхов и желаний, писатели и их поклонники активно экспериментировали с самыми разными видами наркотиков. Битники страстно жаждали вытащить из темноты все свои проблемы, раззадорить старые раны и заставить душу яростно зудеть, видя в этом истинную природу человека. Поэтому немалое число битников страдало от психических заболеваний разной степени тяжести.

Довольно скоро стало ясно, что битничество стало полноценной субкультурой и, как следствие, обросло яркими атрибутами. Основными составляющими гардероба типичного битника были чёрный свитер с высоким горлом и такой же чёрный берет, непроницаемые солнцезащитные очки, небольшая козлиная бородка и барабаны бонго — дань уважения горячо любимой битниками культуре африканских народов. Кроме того, допускалось ношение одежды в полоску и обычных белых футболок без принтов. Что до представительниц прекрасной половины разбитого поколения, ко всему вышеперечисленному (разумеется, за исключением бороды) прибавлялись длинные черные юбки, брюки капри и трико.

Модный образ весёлого и наглого неформала пришёлся массовой культуре того времени по вкусу — не долго думая, она проглотила его и начала медленно переваривать. Быстро обрели популярность так называемые «вечеринки в стиле битников» с соответствующим дресс-кодом. Начали появляться конкурсы наподобие «Мисс Битник», где девушки соревновались в том, кто из них лучше сыграет представительницу разбитого поколения. Нельзя не отметить и выпущенную в 1957 году комедию «Забавная мордашка» с Одри Хепбёрн в главной роли — эталон фильма про битников, окончательно сделавший их культуру достоянием общественности.

Неотъемлемым следствием распространения культуры битников стала масштабная сексуальная революция — очередной реверанс в сторону обнажения тайных желаний и дерзкая пощёчина общественной морали того времени. Секс с точки зрения битников — не способ продолжения рода, но очередная разновидность приносящего удовольствие наркотика. Среди адептов субкультуры было множество представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. В частности, открытыми геями были и Уильям Берроуз с Алленом Гинзбергом.

До СССР отголоски бит-движения донеслись гораздо позже — лишь в семидесятых годах прошлого века. Впрочем, от настоящего битничества здесь почти ничего не осталось. Вполне вероятно, что отечественные неформалы интуитивно уловили примерный посыл и общее настроение пришедшей из-за океана моды, но по каким-то причинам вместо цельной субкультуры у них получился лишь нелепый карго-культ.

Дойдя до Советского Союза, и без того расплывчатое понятие «битник» поросло десятками новых смыслов. В частности, битниками зачастую называли особо ярых фанатов группы «Beatles», а также дебоширов, любящих устраивать драки и побои (кто-то умудрился воспринять перевод термина буквально). Да, советские «битники» выделялись из толпы, балагурили и нередко вступали в конфликты с властью, но подлинная философия задумчивых полумаргиналов в черных свитерах так и не прижилась в нашем холодном климате.

К счастью или сожалению, субкультура битников не дожила до двадцать первого века, сохранившись на страницах книг Керуака и в виде карикатурных, гипертрофированных образов масс-медиа. Возможно, что этому культурному пласту было суждено существовать ровно столько, сколько существует «разбитое поколение» и кануть в лету вместе с ним.

«Мы битники, приятель. Битник — означает блаженный, это значит, что у тебя бьется сердце. Это что-нибудь да значит. Это изобрел я», — Джек Керуак в одном из своих интервью.

The following two tabs change content below.
Даниил Веселков

Даниил Веселков

Экзистенциальный шкет с ментальностью неудачника. Летает снаружи всех изменений. Молится с бритвой во рту. Катит по пустыне смыслов в прокачанном багги. Любит выпендрёжные слова. Нарративный. Фантасмагория. Симулякр. Антихайп.
Даниил Веселков

Даниил Веселков (Посмотреть все)

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});